На главную страницу

ВЛАДИМИР ПРОХОРОВ

р. 1942, Йошкар-Ола

Окончил факультет журналистики Ленинградского государственного университета. Работал переводчиком с английского, журналистом, впоследствии переквалифицировался в специалиста по строительству крупных энергетических объектов за рубежом. Переводил Дилана Томаса, Джона Китса, Г. У. Лонгфелло, Огдена Нэша, Роберта Фроста, Эмили Дикинсон, Сару Тисдейл.


ДЖОН КИТС

(1795–1821)

ЗДРАВСТВУЙ РАДОСТЬ, ГОРЕ ЗДРАВСТВУЙ
Песня противоположностей

Здравствуй, радость; горе, здравствуй!
Мрак забвенья, радость вести. В день любой: сегодня, завтра,
Я люблю, когда вы вместе.
Увижу ль грусть в прекрасную погоду,
Услышу ль смех над буйствами природы,
Честь, бесчестье славлю вместе.
Как в огне деревья плачут,
И насмешку над удачей.
В балагане лик печальный,
К погребенью звон пасхальный.
В детстве череп для забавы,
Блеск зари, корабль дырявый.
Поцелуй с табачным дымом,
В розах злобный взгляд змеиный.
Клеопатры величавой
Сердце, полное отравы.
Злой Сатурн, смешливый Мом,
Рад я видеть вас вдвоём.
Музы страсти и утех,
Скорбный плач и дерзкий смех,
Вновь прочувствую ещё ли
Сладкий миг сердечной боли!
Музы скорби, музы пляски,
С лиц своих сорвите маски,
Силу я у вас возьму
Описать и свет и тьму
В полной мере. Дайте мне
Сердце в вашем сжечь огне!
Из тоски зелёной келью
С буйным выстрою весельем,
И в тепле январской стужи
Ложем пусть мне гроб послужит.

ДИЛАН ТОМАС

(1914–1953)

ЛЕСНОЙ ЭТЮД

Тих и странен в вечерний час леса облик,
Чётки грани зелени крон на опушках,
Призрачных теней поля лежат предо мною,
Лето стоит, опершись устало на Осень.

Сыто всё вокруг. Ничто не тревожит
Гаваней синих неба, на глади которых
Спят стада облаков при гаснущем свете.
Стихло всё до прихода рассвета в триумфе.

Тают медленно очертания резкие,
Глубже, темнее зелень; потёмки плотней:
Но! Вдруг смех и говор – то шествуют рядом
Жизнь и любовь в причудливых улицах леса.

МЫ СТАРЫ С ЮНЫХ ЛЕТ

«Мы стары с юных лет. Как этот лозунг стар.
Годы, что впереди, не тешат молодых,
Оскомой сладость отдаёт
Грядущих дней».

Мы стары со зрелых лет. Этот лозунг стал
Воплем мучеников, помещённых в ад.
Мы не скопили с детства сил; взращён
На Западе с ущербным лёгким парень.
Не ждут нас тайны дальних стран, –
Мы в ванне тонем, словно в бурном море.

Пока не всхлипнет реквием минорным ладом,
На наших дачах играть Шопена будем,
Вполоборота, с напускным вниманьем,
Раскладывать пасьянс по вечерам.
Не наш удел о подвигах мечтанья,
И скачки в зимних парках по утрам
Нам, старым смолоду, не греют кровь.

Без веры страстной люди, старясь,
Досрочно в бездну тёмную подались,
Где смерть мертвецки спит, глаз зоркий приоткрыв.
Бессильны смыть мозгов заплесневелых окись,
Тщетно мы бьёмся в пустоте, где нас
Теней незримых опутывает слизь.
Без веры в будущее проклят мир весь,
Повержен в хаос.

Земле оставлен лишь один завет,
Для всех со впалой грудью в двадцать лет,
Для женщин, увядающих в недугах,
Шуршащих онемевшими губами.
Влюблённых, готовых вены вскрыть,
Для тех, кто в чувствах лучших ущемлён;
Всех молодых, несправедливо
Страдающих за грех земной;
Морально изувеченных войной,
С застывшим ужасом и рылом вместо лиц;
В сомненьи брошенных, почти тупиц,
С войны вернувшихся живых и мертвых,
Потерявших путь, полуслепых, забытых;
Для белых, чёрных, жёлтых и мулатов,
Заткнутых в Гарлем, Бедлам или Гетто;
Всех подзаборных пьяниц, праздных дураков,
Кто слаб здоровьем, цел иль из кусков;
Для всех, кто в жизни счастьем обойдён,
С ущербным лёгким Запада людей –
Их вера там, за пряжей звёзд,
Вера их неистовая и молебны
Богам иль богу, отцу иль сыну,
Иль домовым овинным.
Вера. Вера. Едину или многим;
Вера их, звездой застывшая меж звезд
И знаков неба, и ночных сияний,
Последнего заката берегов.
Мы стары смолоду, без веры, без опоры
С утра до вечера сидим, укрывшись в норах,
Сухие грея руки под ветра вой.
Чтоб, зубы сжав, идти, в нас веры нет.
Верь, верь, спасенье в том, стенаем, а где ответ?

А БЫЛО ЛЬ ВРЕМЯ

А было ль время для танцоров под фаготы
В ребячьих цирках позабыть про все обиды?
В те дни могли они над книгами всплакнуть,
А время ловушками им преграждало путь.
Под сводом неба нет дороги чистой.
Лишь не постигнутое в жизни просто.
И, как на руку чист рожденный
Без рук, неуязвим – бесплотный дух;
Так и слепой всё видит лучше всех.

ЭМИЛИ ДИКИНСОН

(1830–1886)

4.

В этом море злом
Плыть да плыть молчком,
Эй, Кормчий-о-о!
Есть ли где причалы,
Чтоб нас не бросало
В бурю так на скалы?

На закат свернёшь
Не один найдёшь –
Уставший экипаж –
Кормчий, тут конец пути –
Чаль же-о-о! К Вечности!
Вот и берег наш!

22.

Вот свита здесь моя,
Устрою в Мае я
Парад –
Потом уставший строй –
Отправлю на покой –
Престол сегодня мой –
Весь сад.

Теряй – коль можешь вновь найти –
Скучай – коль встретишь вновь –
Тогда – не страшен Вор в пути –
В Пустыне сыщешь кров.
Взбодри же, Заступ, землю,
Цветам построим дом,
Чтоб от невзгод и ветра
Они укрылись в нём –
Мы с тобою знаем
Крокуса секрет –
Нужно спеть тихонько –
«Снега больше нет!»

В ком дух Ятрышника живёт,
Тому Пустырь – цветущий Сад.

45.

Есть что-то тише сна вон там,
В той странной кладовой!
Цветок возложен на груди –
Не двинет головой.

Вот кто-то тронул, чмокнул в лоб –
Коснулся восковой руки –
Оно лежит с немой серьёзностью
Рассудку вопреки!

Я б не рыдала, как они –
Нельзя же так стенать!
Любую фею робкую
Так можно испугать!

Пока бормочут кумушки:
«Как рано взял Господь!» –
Мы им заумно вторим –
Ушла в последний Путь!

107.

На волнах в бухте плыл и плыл
Мой маленький челнок!
Был нежным, нежным океан,
Что вдаль его увлёк!

И жадно, жадно проглотил
Слизнувший его вал –
А на эскадре невдомёк –
Совсем челнок пропал!

116.

Так было: тут мои –
Там – Боговы владения;
Но он Претензией своей
Испортил отношения.

Моё имущество, мой сад,
Ухоженный заботой,
Отторгнуть хочет под погост,
Уже и Пристав – вот он.

С Царём Небесным спорить
Рабе, конечно, грех,
Но выше Правосудие
Всех Родословных Древ.

Я «возбуждаю Дело» –
Своё здесь защищаю –
Бог! Где твой адвокат –
Я - Шоу приглашаю!

188.

Дай в дар рисунок – со стены –
Пусть солнце греет мёрзлый дом –
Чтоб время то – что "Днём" зовём,
Мне скоротать быстрей!

Малиновка – в час грустных дум –
С рисунка – маленький обман –
Напомнит мне весёлый звон,
Что стих в Саду – до вешних дней –

Уж не теплом ли - выткан день –
Порхнула ль Бабочка – «цветком» –
Вдали – не Лютиков ли - «дым»?
От белой стужи – на лугах –
От ржавых пятен – на ветвях –
Давай в мечтах – сбежим!

311.

Сквозь Сито из Свинца –
Снег пудрит Лес вокруг.
Под пухом гипсовым сойдут
Морщинки у Дорог –

Простецким сделает Лицо
Равнин и дальних Гор –
Лоснится Горизонта Лоб
От выбеленных Зорь –

По горло обернёт
Серебряным Руном
Продрогшие Ограды –
Вуаль из Звёзд постелит Он

На Стог – на Стебель – Ствол –
Притихший Летний Зал –
Где каждый Акр – Стол пустой,
И как Гостям на Бал

Манжеты Верстовым Столбам
Сверхмодные скроит –
Даст знак незримым Мастерам –
И Чудо прекратит –

336.

Тот лик, что я возьму – с собой –
Уйдя из Бытия –
Чтоб – на Закате – встать мне в строй –
Лик твой – приемлю я –

Сдам Ангелу-Хранителю –
Примите – Сир – Тотем –
Тех Воинств – с кем не справились –
Похоже Вы – совсем.

Он Лик положит – отойдёт –
Вернёт с таким венцом –
Что Гавриил бы – с честью взял –
Надеть попросит сам –

Меня покрутит – так и сяк –
И небеса поймут –
Что я служила преданно –
И это мне зачтут!

502.

Господь – взываю я – в мольбе – в мольбе –
К Тебе – и к Небесам –
Стучусь во все чертоги –
Не зная – где Ты там –

Велишь Ты, вздыбятся Земля –
И Мальстрём в бешеной Волне –
Ответь Иисус Назореянин –
Подашь ли Руку Мне?

600.

Когда-то в детстве – так давно –
Смущали Чудеса –
Подвижен Атом – почему ж –
Не рухнут – Небеса –

Огромно Небо – тяжело –
Но – может быть – с вопросом
Что держит – прочно – так – Лазурь –
Мне обратиться к Взрослым?

Жизнь большие – задачи – (проблемы)
Поставит – часть решить
Я с Алгеброй попробую –
Часть – свыше осенит –

И – эту – разгадаю –
Загадку – детских дней –
Падёт ли Небо – на меня –
Лазурностью своей –

619.

Радуйтесь! Буря стихла –
Четверо – спасены –
Сорок – в морской Стихии –
Были обречены –

Славь Бога – за долю Спасенья –
Сгинувших – помяни –
Друг – и Жених – и соседи –
Где-то теперь они –

Как вечером в зимнюю Стужу
Поведать за сытной едой
Об этом – а Дети
Вдруг спросят –
Те Сорок – вернутся домой?

Затуманит Рассказ – смятенье –
Молчанье – Глаза затмит –
Вряд ли Дети – продолжат расспросы –
Только Море – в ответ шумит –

РОБЕРТ ФРОСТ

(1874–1963)

СЕМЕЙСТВО РОЗ

Известно, что роза
В век любой была розой.
Но сейчас нет вопроса,
Что и яблоня – роза.
Сливу с грушей серьёзно
Относят все к розам.
Может ради курьёза
Скоро ель станет розой?
Несомненно, ты – роза;
Верь мне, – вечная роза.

САРА ТИСДЕЙЛ

(1884–1933)

Я – НЕ ТВОЯ

Я – не твоя, не вся в тебе
Растворена, хотя хочу
Снежинкой в море утонуть,
Чтоб солнца свет затмил свечу.

Меня ты любишь, и в душе
Твоей прекрасной есть мой след,
Но я – есть я, хочу, чтоб твой
Ярчайший свет затмил мой свет.

О, дай в любви мне утонуть,
И ослепи, и оглуши
Стихией яростной любви,
Сомни огонь моей души.

РОЗА И ПЧЕЛА

Была б я пчелой, ты – розы цветком,
Пустил бы в глухое ненастье в свой дом?
Раскрыл бы пошире тычинки свои,
Чтоб сердце твоё отыскать для любви,
Был бы цветком?

“Был бы я розой, а ты бы – пчелой,
Старался бы я не расстаться с тобой,
Любимую к сердцу прижать потесней,
Захлопнуть бутон, навеки быть с ней,
Была б ты пчелой”.

СУМЕРКИ В ДНИ ВОЙНЫ

Ещё полчаса, и ты прильнёшь,
Чтоб крепко обнять, как прежде –
А женщина за морем в сумерках ждёт
Кого-то в смутной надежде?

Ещё полчаса, услышу щелчок
Замка, звук спешных шагов у двери –
А женщина за морем в сумерках ждёт,
В потерю свою не веря...

ЭРИК ВАН РЁЙСБЕК

(1915–2004)

ИНТУИЦИЯ

Я мир ухватить в цветке обязан –
В сердцевине цветка, что сокрыта глубоко,
В микромире пыльцы.

Схватить тишину в звучаньи обязан
Я, в изначальном звуке шёпота, в инерции зарождения
Песенных зёрен звучанья.

Я в мысли охватить земное обязан
И в земле саму мысль первозданья,
В плоти мысли, в источниках самой Вселенной
Любви неизменность.

НГУЕН НГОК ШОН

(р. 1965)

ОЗЕРО ТАЙ

Озеро Тай, ты вбираешь в себя сил небесных заряд...
Ночью звёзды на глади зеркальной горят,
Утром ты – восход солнца, под вечер – закат,
Тебе дарят цветы неземной аромат.
Озеро Тай, ты вобрало в себя сил небесных заряд!